15 Лет
Вот уже 15 лет наш сайт usynovite.ru помогает детям обрести новый дом,
родителей, веру в будущее, а опекунам и приемным родителям — родительское счастье и новых членов семьи.
За время работы сайта количество анкет в банке данных детей-сирот сократилось более чем на 100 000.
Помочь проекту

усыновите.ру

Приемная дочка — ваша проблема В России приемных детей все чаще возвращают обратно в детдома: родителям не хватает ни знаний, ни поддержки. Но все может быть иначе

 2221111.jpg

Юрий Белинский / ТАСС

С 2014 по 2019 год число возвратов приемных детей в детдома выросло почти вдвое, подсчитал проект «Важные истории». При этом 63% таких возвратов в 2019 году случилось по инициативе самих приемных семей, а не органов опеки. Как правило, будущие приемные родители не знают, какой тяжелой может быть адаптация приемного ребенка в новой семье, а государство не всегда оказывает необходимую поддержку в первые годы после усыновления. По просьбе MeduzaCare Александра Сивцова разбирается, почему возвраты приемных детей происходят так часто и как можно улучшить эту ситуацию. Все имена героев изменены по соображениям безопасности.

Вероника взяла двухлетнего Игоря из детского дома и вернула его спустя 12 лет. Сейчас он находится в СИЗО по обвинению в воровстве. Когда семья решила усыновить мальчика, их кровные дети уже учились в старшей и средней школе. В то время пройти школу приемных родителей можно было только по желанию. Чтобы в ней заниматься, семье приходилось бы ездить в соседний город. «И я не знаю, что нам дала бы школа. В то время был упор [на то], что любить надо и все — и опыта не было, нюансов не знали. А еще нам передавали ребенка как домашнего, долго жившего с вполне благополучной, но умершей матерью. Я много лет не знала о его очень травматичном прошлом. Если бы я сразу знала [о его прошлом], я бы по-другому себя вела. Уверена, что все сложилось бы по-другому», — рассказывает Вероника.

 

Уже позже Вероника нашла родственников Игоря, и ей рассказали, что родная мама мальчика пила, в семье ежедневно были скандалы, позже мать умерла из-за алкоголизма. Но тогда Вероника относилась к Игорю как к обычному ребенку, наняла няню, а в три года стала водить его в детский сад. «Если бы я знала, что у него было все настолько травматично, я бы подумала, сможет ли семья с работающими родителями дать ребенку необходимое внимание. С такими детьми нужно было быть вместе, а не отдавать их в садик. А тогда я думала: „Продолжаем жить — главное любить“. Ходим на работу, дома любим», — вспоминает Вероника.

В детском саду сын сразу стал воровать, но семья не обратила на это большого внимания, решив, что у детей такое бывает часто. Вероника долго не обращалась за помощью. Но с возрастом привычка воровать не исчезла — из-за этого Игоря рано или поздно выгоняли из всех детских коллективов. Веронику просили больше не приводить сына в секции, так как во время занятий он все время переключал внимание на себя. Мальчика перевели сначала в частную школу, а потом и на индивидуальное обучение. Однако даже учительница по русскому языку, которая приходила к Игорю, через полгода занятий попросила сделать перерыв, потому что не справлялась. «Специалисты говорили, что у Игоря есть ко мне доверие. Но сказали, что я с ним не справлюсь, что таким детям нужна жесткая дисциплина», — вспоминает Вероника.

Когда у приемного сына начался подростковый возраст, Вероника почувствовала, что живет будто на вулкане. «Игорь регулярно попадался на воровстве и попадал в полицию. Несколько раз мы были на комиссии по делам несовершеннолетних, каждый раз я получала штрафы за ненадлежащее воспитание. Я дошла до состояния, [когда поняла] что наша семья так жить не может: у нас нет дома, потому что в доме живет человек, который ни во что семью не ставит, от нас ему нужны деньги, учиться он не хочет», — говорит Вероника.

Перед тем, как принять решение о возврате ребенка, семья уговаривала Игоря поехать в частную школу для детей с девиантным поведением: для детей с 14 лет в учреждении требовалось их собственное согласие. Игорь отказался. Тогда опека уговорила Игоря провести в детском доме два месяца. «Через два месяца я поняла, что не могу вернуть все назад. Мы с семьей больше так жить не можем. Мы вернулись в нормальную жизнь, когда все друг другу доверяют, нет обмана и воровства. Я написала отказ, он тогда: „Мама, а если я соглашусь на Казань?“ Поздно. Мы уже не раз проходили, когда сын соглашался на что-то, а потом отруливал назад», — рассказывает Вероника. В детском доме Игорь угрожал убить себя, его отправили к психиатру, а после этого на два месяца — в психиатрическую лечебницу. Чуть позже его снова обвинили в воровстве — и на этот раз отправили в СИЗО.

«Он очень хороший на самом деле. Было чувство, что в нем два человека: чуткий, любит готовить, с ним можно поговорить по душам, а потом тумблер переключили — и человек задурманенный, — объясняет Вероника. — Если бы мы с самого начала знали все о его прошлом, то уделили бы внимание лечению травм: как сломанную руку, чтобы она правильно срослась, закрепляют сначала в гипсе, а не двигают ею, как будто она здоровая. А так мы думали, что он такой же [как и все], и говорили: „Давай с этой рукой двигайся как все“».

По наблюдениям Алены Синкевич, координатора проекта «Близкие люди» благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», перед тем, как вернуть ребенка в детдом, родители часто ставят условия. Например, если ребенок ворует, прогуливает уроки, возвращается домой позже обещанного и бьет брата, ему говорят, что если он сделает это еще раз, его сдадут в детдом. «Список обычно бывает длиннее: не снимешь ботинки при выходе, будешь грубить бабушке и т. д. Но ребенок это делает, не потому что он плохой, а потому что по каким-то причинам не может вести себя иначе. А у родителя создается иллюзия: „Я не виноват, не я сделал выбор, ребенок сам нарушил правила“», — рассказывает Синкевич.

По ее опыту, приемные родители также могут резко отказаться от ребенка, если кто-то в семье серьезно заболел, умер или изменилась финансовая ситуация из-за потери работы. «Это кризис для всей семьи, и в ней склонны скидывать балласт. Таким балластом может оказаться приемный ребенок», — говорит Синкевич. Кроме этого, его могут вернуть в детдом, если в семье родился кровный ребенок, а приемный сильно ревнует и представляет опасность для младенца. Еще одно испытание для родителей — школа. «У приемных родителей появляется иллюзия, что есть родители идеальные, которые справятся, а они не очень хорошие и лучше им ребенка не мучать», — объясняет Синкевич.

По словам президента фонда «Бюро добрых дел» Анны Чупраковой, основная масса возвратов происходит в течение первого года после усыновления, с началом школы и в подростковом возрасте. Она отмечает, что ситуация усугубляется из-за того, что многих родителей заранее не предупреждают, что выходцы из детских домов могут воровать, убегать из дома или проявлять сексуализированное внимание к другим членам семьи — приемная семья может быть абсолютно не готова к такому поведению.

В последние годы число возвратов приемных детей заметно выросло. Эксперты связывают это с запуском федеральной программы «Россия — без сирот» в 2013 году. Ее придумали после принятия закона Димы Яковлева, запрещающего американцам усыновлять российских детей. В рамках программы «Россия — без сирот» людей не только настойчиво призывали забирать детей из детдомов, но и увеличивали ежемесячные и единовременные выплаты людям, решившимся на разные формы опеки. При этом, как отмечают эксперты, семьи не проходили достаточную подготовку и не получали необходимого сопровождения специалистов уже после усыновления.

Анна Чупракова замечает, что волна возвратов детей в детдома началась в 2016 году, через несколько лет после запуска программы. Это подтверждает исследование «Важных историй». Согласно их подсчетам, с 2014 по 2019 год показатель возврата детей в детские дома вырос почти вдвое. Если в 2014 году в детдом возвращались восемь детей на каждые 100, устроенных в семьи, то в 2019 году эта цифра выросла до 14.

63% возвратов детей в детдома в 2019 году случилось по инициативе приемных семей, а не органов опеки. Чупракова отмечает, что на старте программы «Россия — без сирот» люди в основном брали детей до 10 лет. А когда они стали подростками, приемные родители перестали справляться с ними.

Другая проблема — в России не ребенку подбирают семью, а семья, как в магазине, выбирает детей на сайте «Усыновите.ру» или в базе опеки, считает Чупракова. По ее наблюдениям, о характере детей в анкетах пишут немного и, как правило, положительные моменты. «Но во многих странах делается наоборот: не ребенка в семью подбирают, а семью подбирают ребенку. Ищут ту, у которой наибольший ресурс в тех или иных моментах: например, материальный, если ребенку требуется регулярное медицинское сложное обслуживание. Или, если ребенок пережил насилие, семья должна иметь подготовку, чтобы принимать его. У нас не всегда особенности ребенка и семьи учитываются», — рассказывает Чупракова.

https://meduza.io/feature/2020/09/18/priemnaya-dochka-vasha-problema?utm_source=facebook&utm_medium=main

 

 

Новости Минпросвещения РФ

08.02.2019 г. Минпросвещения внесёт законопроект об изменении процедуры усыновления несовершеннолетних в Правительство.

8 февраля в Общественной палате Российской Федерации прошли слушания по законопроекту «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты прав детей». В мероприятии приняла участие заместитель Министра просвещения Российской Федерации Т. Ю. Синюгина.

В ходе своего выступления Т. Ю. Синюгина сообщила, что ведомство готово внести законопроект об изменении процедуры усыновления несовершеннолетних в Правительство. 

– В течение полугода мы неоднократно с вами встречались. И поводом для наших встреч были заинтересованный и неравнодушный разговор и работа над законопроектом, который сегодня уже готов к тому, чтобы мы внесли его в Правительство, – сказала Т. Ю. Синюгина.

Справочно

В декабре 2018 года членами Межведомственной рабочей группы при Минпросвещения России подготовлен законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты прав детей». Законопроект был размещен на федеральном портале проектов нормативных актов для широкого общественного обсуждения.  

В законопроекте содержатся новые подходы к передаче детей-сирот на воспитание в семьи, которые позволят развивать институт опеки, совершенствовать условия для подготовки лиц, желающих взять в свою семью ребенка-сироту.

Впервые законопроектом предлагается ввести в федеральное законодательство понятие «сопровождение». Планируется, что этим полномочием  будут наделены уполномоченные региональные органы власти и организации, в том числе НКО.

Отдельное внимание в документе уделено именно процедуре усыновления, туда добавлено положение о порядке восстановления усыновителей в обязанностях родителей, если раньше их лишили такой возможности.

Новости

Все новостиПодписаться на новости

21 Октября 2020

Доступна запись вебинара Дианы Машковой "Психотравмы приемных детей - История изучения психологической травмы"

21 Октября 2020

Правительство отклонило внесенные Мизулиной поправки в Семейный кодекс

20 Октября 2020

Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова дала интервью телеканалу «Звезда». В нем детский омбудсмен ответила на главные вопросы, связанные с защитой детей и отношений семьи и государства. Кузнецова рассказала, какова реальная ситуация с иностранными усыновлениями, как снизилась доля детей-сирот и что нужно сделать, чтобы реформировать систему опеки и попечительства.

20 Октября 2020

В России тысячи приемных детей возвращают в детдома. Почему без семьи почти все они обречены?